svet_miru (svet_galoyan) wrote,
svet_miru
svet_galoyan

Бердяев о коммунизме и смысле истории

0d6a7ccf0f76e502a341621550a17d5e.jpg
Николай Бердяев – один из самых оригинальных и в тоже время противоречивых русских философов. Во взглядах его нельзя найти каких-либо определенных политических предпочтений. Сам он о себе писал: «я чувствовал страшную отчуждённость от либерально-радикальной среды, большую отчуждённость, чем от среды революционно-социалистической. Я себя чувствовал относительно лучше среди социал-демократов, но они не могли мне простить моей «реакционной», по их мнению, устремленности к духу и к трансцендентному», «я ничей человек». Но все-таки находясь в эмиграции, он волей-неволей вынужден был участвовать в политических процессах. В данной статье я не буду касаться вопроса принадлежности его к определенным кругам, были ли они и в какой степени. Более всего меня интересует его довольно необычная позиция по отношению к коммунизму в России.

В юности Бердяев увлекался марксизмом, но достаточно быстро от него отрекся. Во время ссылки за революционную деятельность Бердяев перешёл от марксизма к философии личности и свободы в духе религиозного экзистенциализма и персонализма. При этом нельзя назвать его ортодоксальным религиозным мыслитилем, апологетом православия. Он всегда умудрялся вступать в конфликт с любой точкой зрения, ставя свободу творчества превыше бытия и считая любые доктрины ограниченными и недостойными свободной творческой мысли человека.

Годы жизни и творчества мыслителя протекали в эпоху двух мировых войн, революций в России, переворота в Германии, оккупации Франции и последующего освобождения Европы советскими войсками. Поэтому его остро интересовала проблема смысла истории и историческая судьба России. Именно в контексте этой проблемы он формировал свою позицию по отношению к коммунизму и к Советской России в целом.

На протяжении всей своей жизни мнение по этому вопросу неоднократно менялось. В 1918 г. Бердяев пишет о большевиках, которых называет русскими азиатами извратившими до неузнаваемости гуманистический европейский марксизм. Однако позже, находясь в оккупированной гитлеровцами Франции, его отношение к коммунистической России меняется кардинально. Доходит до того, что философ вывешивает у себя на балконе красный флаг и поддерживает Французское Сопротивление. Его не раз обвиняли в пособничестве большевикам, хотя к ним он не имел никакого отношения. Он откровенно говорит о том, что «нужно любить Россию и русской народ больше, чем ненавидеть революцию и большевиков». И в 1933 г. он издает книгу «Истоки и смысл русского коммунизма».

Говоря о «русском коммунизме», Бердяев подразумевает советский его вариант, отделяя его от всех остальных видов данного явления, таких как классический марксизм, еврокоммунизм, китайский коммунизм и др. Именно русский коммунизм, считает он, вызван к жизни не столько какими-то конкретными социальными факторами, сколько обусловлен метафизически. Метафизичность его заключается в том, что история сама по себе есть процесс развития человеческого духа, развития и осуществления народом своего предназначения, данного свыше. И в этом смысле коммунизм отражает религиозные чаяния русского народа, стремление воплотить религиозный идеал в жизнь. Представление об этом предназначении было выработано и глубоко вплетено в структуру русской души, как бы мы сейчас сказали, в русскую идентичность, еще в период становления Московского царства. Эта идея развивалась также в русской литературе и философии. А в ХХ веке этот мессианский дух обнаружился в коммунистической действительности. Бердяев пишет: «Произошло изумительное в судьбе русского народа. Вместо Третьего Рима в России удалось осуществить Третий Интернационал, и на Третий Интернационал перешли многие черты Третьего Рима. Третий Интернационал есть также священное царство, и оно тоже основано на ортодоксальной вере. На Западе очень плохо понимают, что Третий Интернационал есть не Интернационал, а русская национальная идея. Это есть трансформация русского мессианизма».

Исторический процесс развития, по Бердяеву, предполагает не отрицание прошлого, а утверждение того, что в нем заложено предвечно, и раскрывается в последующих этапах истории. В этом процессе охраняется отвоеванная в прошлом сфера бытия и продолжается отвоевание новых сфер бытия, и линия раскрытия протягивается дальше. Таким образом, смысл истории заключается в преображении всего того, что попадает в сферу бытия, и окончательном оттеснении зла в сферу небытия. Иными словами, должен совершиться процесс выхода человека из природно-звериного состояния, очеловечения человечества. Бердяев резюмирует: «в высшую стадию, которая наступит после коммунизма, должна войти и правда коммунизма, но освобождённая ото лжи. Русская революция пробудила и расковала огромные силы русского народа. В этом её главный смысл».

Таким образом, социалистическая революция пробудила массы к исторической активности. Именно русские всей своей историей доказывают способность иметь универсальный, наднациональный дух, который и позволяет им творить историю. Бердяев пишет: «Рассказывают такой случай. Один советский молодой человек приехал на несколько месяцев во Францию, чтобы вернуться потом обратно в советскую Россию. К концу его пребывания его спросили, какое у него осталось впечатление от Франции. Он ответил: «в этой стране нет свободы». Его собеседник с удивлением ему возражает: «что вы говорите, Франция — страна свободы, каждый свободен думать, что хочет, и делать что хочет, это у вас нет никакой свободы». Тогда молодой человек изложил свое понимание свободы: во Франции нет свободы, и советский молодой человек в ней задыхался потому, что в ней невозможно изменять жизнь, строить новую жизнь; так называемая свобода в ней такова, что все остается неизменным, каждый день похож на предшествующий, можно свергать каждую неделю министерства, но ничего от этого не меняется. Поэтому человеку, приехавшему из России, во Франции скучно. В советской же, коммунистической России есть настоящая свобода, потому что каждый день можно изменять жизнь России и даже всего мира, можно все перестраивать, один день не походит на другой. Каждый молодой человек чувствует себя строителем нового мира. Тут свобода понимается не как свобода выбора, не как свобода повернуть направо или налево, а как активное изменение жизни, как акт, совершаемый не индивидуальным, а социальным человеком, после того, как выбор сделан».Здесь мы видим как Бердяев заворожен бесконечным стремлением русской души к всечеловечности, к преобразованию мира, облекающееся в каждую историческую эпоху в разные формы.

Для Бердяев в коммунизме сохраняется христианское понимание жизни как служения сверхличной цели, цели построения «нового человека» и «нового мира». По его мнению, это возможно только «вследствие христианского воспитания человеческих душ, вследствие переработки натурального человека христианским духом. Результаты этого христианского влияния на человеческие души, часто незримого и надземного, когда в своем сознании люди отказались от христианства и даже стали его врагами. Если допустить, что антирелигиозная пропаганда окончательно истребит следы христианства в душах русских людей, если она уничтожит всякое религиозное чувство, то осуществление коммунизма сделается невозможным, ибо никто не пожелает нести жертвы, никто не будет понимать жизнь как служение сверхличной цели». Действительно, для развития необходима была религиозная или квазирелигиозная энергия. Атеистическая же власть, по вполне понятным причинам, боролась с ортодоксальной религией, и при этом она не создавала своей оригинальной метафизики. Подобные попытки имели место, скажем, в лице А.Богданова, А. Луначарского, М.Горького, однако они не были до конца проработаны.Чуда рождения новой жизни, окончательного очеловечивания мира не произошло, искоренить природу зла не удалось, хотя в этом направлении было сделано очень многое.

Tags: Бердяев, история, коммунизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments