svet_miru (svet_galoyan) wrote,
svet_miru
svet_galoyan

Владимир Василик о Христианском социализме



В Санкт-Петербурге состоялась лекция известного историка и богослова Владимира Владимировича Василика, посвященная теме взаимоотношения православия и коммунизма.

Самое важное, что было сказано на этой встрече, я предоставляю читателю в этой статье.


Христианство и власть

По мнению Владимира Василика, христианин, как и любой другой гражданин, обязан служить государству и обществу. Конечно, в лоне религии существовала и существует линия предельной отрешенности от государства и его проблем, но таких христиан всегда было меньшинство. Ранние христиане, несмотря на гонения, тем не менее, считали своей обязанностью быть добрыми гражданами Римского государства. Исполнение гражданского долга, в том числе и воинского, всегда считались не просто внешней обязанностью, но и духовным долгом. Именно поэтому уже в ранней христианской традиции появляется почитание воинов мучеников, например, таких как Георгий Победоносец. Такие как он жертвовали своей жизнью не столько для своего спасения, но для спасения окружающих, и для спасения того самого государство, которое погибало во мраке язычества. На тот момент иудейство было в достаточной степени революционным, были зилоты, секари, ассасины, всякого рода экзальтированные сектанты, которые грезили желанием перерезать проклятых римлян и устроить всемирное царство Машьеха. Именно апостол Павел и сопротивляется этому, он говорит: «нет власти не от Бога» (Рим 13:1) . Бог благоволил римлянам править над миром, устанавливать в нем pax Romana. И соответственно, плата подати и законопослушание становится не просто чем-то вынужденным, а своего рода религиозным долгом. Каждый христианин становится как бы соучастием в этом таинстве власти и таинстве Божьего Промысла.

Сходное отношение к верности государственности, к воинскому долгу, к защите Отечества мы наблюдаем и в русской традиции. Это, прежде всего, почитание Святых Бориса и Глеба, Александра Невского, Дмитрия Донского, флотоводца Федора Ушакова и т.д. Ставится вопрос и о канонизации А.В. Суворова, который любил говорить: «молитесь Богу, от Него победа». В этом смысле стоит вспомнить и слова святителя Филарета Московского: «Гражданин не надежный для царствия земного, не надежен и для Царствия Небесного».

Православие и коммунизм

С точки зрения Владимира Василика, у православия и коммунизма есть много общего, но есть и фундаментальные различия.

Если говорить о коммунизме как об общности имущества, то такой первоначальный религиозный коммунизм мы видим в деяниях Святых Апостолов. Пример тому слова из Деян. 2:44-47: "Все же верующие были вместе и имели все общее; и продавали имения и всякую собственность, и разделяли всем, смотря по нужде каждого. И каждый день единодушно пребывали в храме и, преломляя по домам хлеб, принимали пищу в веселии и простоте сердца, хваля Бога и находясь в любви у всего народа". Этот призыв к единству во всем и ко всему общему остается в библейской и святоотеческой христианской традиции.

Семион Новый Богослов пишет в своем девятом огласительном Слове: «существующие в мире деньги и имения являются общими для всех, как свет и этот воздух, которым мы дышим. Таким же образом всё является общим для всех и предназначено только для пользования его плодами, но по господству никому не принадлежит. Однако страсть к стяжанию, проникшая в жизнь как некий узурпатор, разделила различным образом между своими рабами и слугами то, что было дано Владыкою всем в общее пользование». Социальное и имущественное неравенство имеет свою причину в произошедшем грехопадении.

Также Иоанна Златоуст говорит, что «недостаточно презирать богатства, нужно напитать нищих». Здесь мирскому пафосу стяжания и накопления, хранение вещественных благ противостоит евангельская заповедь «раздай нищим». Перед лицом нищеты и голода всякое богатство неправедно и мертво как свидетельство Апостольской Церкви о нелюбви. Христианство эту неправду однозначно обозначает как угнетение человека человеком.

Вообще, можно говорить о разных видах коммунизма: о христианском социализме, о теологии освобождения, о том, с чем столкнулась наша страна, а именно о коммунизме атеистическом.

С точки зрения о.Владимира, идеи социального равенства и свободы для коммунизма являются первичными. Для христианства эти вещи вторичны и производны, соответствуют их духовному настрою. Для коммунизма – это цель, а не результат. Разница в иерархии мест: свобода, равенство, братство. А для христианства вначале братство, а потом уже свобода, а потом уже равенство. Как говорил апостол Павел: «К свободе призваны вы, братия, только бы свобода ваша не была поводом к угождению плоти; но любовью служите друг другу» (Гал.5:13). Иными словами, для христианства социальные блага, социальная справедливость, хорошее социальное устройство, это вещи вторичные. Первичными являются вещи несколько иные, которые провозглашены Христом в словах: «Ищите прежде Царствия Божьего, Правды Его, и все остальное вам приложится» (Мф. 6:31-34).

Атеистический коммунизм в известном смысле был безкоординатным, был морально и онтологически неоправданным. С одной стороны, провозглашались братские отношения друг к другу. С другой стороны, происхождение человека объяснялось теорией Дарвина. Всем известны по этому поводу парадоксальный вывод Вл.Соловьева: «Человек произошел от обезьяны и потому нет большей любви, чем положить жизнь свою за други своя». И в рамках этого парадокса наше общество и билось в советские времена. В рамках этого парадокса происходило и восстановление страны после гражданской войны, и первые пятилетки, и Великая Отечественная война. Война, которая в известной степени ознаменовала единство, братское отношение друг к другу. А потом появился Никита Хрущев, который провозгласил обезьяну, введя лозунг «догоним и перегоним Америку по производству молока и мяса», и построим настоящее потребительское общество.

Таким образом, можно констатировать, что изначально величие социалистического замысла состояло в построении некоего Царства Правды, имелся некий мессианский проект. Как писал В.Маяковский:

Я в восторге
от Нью-Йорка города.
Но
кепчонку
не сдерну с виска.
У советски
собственная гордость:
на буржуев
смотрим свысока.


Но когда же вместо этого предложили идею коллективного «прожора и зажора», то ушла из-под ног сама идея и основа Советского строя. Восторжествовала обезьянья природа в человеке и обезьяний способ существования. Иными словами, по мнению о.Владимира, коммунизм рухнул по причине своей бытийственной, онтологической противоречивости.

Также сложна и неоднозначна историческая роль И.Сталина. Значение сталинской культуры до конца не оценено. Он всех старался тянуть к высшему, он давал аристократические идеалы максимальному количеству людей, в идеале всем. Советское образование – это не пролетарская культура, культура плебса, это аристократическая культура! В 1937 году Россия торжественно отметила 100-летие со дня гибели Александра Сергеевича Пушкина. Интересны слова Сталина: «Пушкин – это наше все, я человек высокой русской культуры». Иосиф Виссарионович к тому же восстанавливает Русскую Православную церковь, 3 июля 1941 года он произнес: «Под знаменами Александра Невского, Дмитрия Донского, Минина и Пожарского, вперед к победе!».

Советский Союз как данность от Бога

В начале ХХ века Царская Россия ушла с исторической сцены. Церковь оказалась не вполне готовой к изменениям, которые происходили в обществе. Что касается сдачи императора Николая II, то это не вина Церкви, первыми сдали его «господа офицеры, голубые князья», высший генералитет. Политическая позиция церкви на тот момент была достаточно слаба.

На момент революционных событий в Церкви были и монархисты, и те, кто желали перемен, и те, кто были готовы к диалогу с коммунистическим правительством. В частности, такая фигура как митрополит Петроградский Вениамин, которого всенародно избрали в 1917 г. В 1922 г. его расстреляли за мнимое сопротивление кампании по конфискации церковных ценностей. Хотя сам он был склонен отдать все, но на условиях соблюдения всех канонических и этических норм. И власть Советов на это пошла, но, вдруг, вмешивается некая третья сила, которая говорит, не надо нам никаких условий, все заберем сами. Такая сила была, и эта сила работала на уничтожение всего русского, и всего того, что составляет душу и призвание русского человека. Это были те силы, которые были готовы сбросить Пушкина с корабля современности, уничтожить все следы Царской России, а саму ее бросить в топку мировой революции.

Многие из церковных иерархов поддерживали белое движение. Однако, многие из священников и архиереев, насмотревшись на деяния самого белого движения и на его характер, от него отошли. Самое главное, что Патриарх Тихон и высшая церковная власть никогда официально белого движения не благословляла. Старались все-таки держаться позиции нейтралитета, хотя это было в тех обстоятельствах весьма затруднительно. На стороне красных воевали тысячи верующих людей, заинтересованных в народной русской власти.

Несмотря на неоднозначное отношение многих православных людей на советскую эпоху, Владимир Василик с достаточной ясностью определяет свою позицию: «я как православный человек не могу принять Советский Союз как проклятое время и проклятое пространство. Для меня это хула на Бога, на Божий промысел. Я в свое время не был ни пионером, ни комсомольцем, и, тем не менее, я советский период считаю одной из наиболее славных страниц нашей истории. Славной и в тоже время трагической, для многих мученической. Это эпоха, которая знала и свои взлеты, и свои падения. Это история, которую нам дал Бог. Вспомните историю Римской империи в эпоху гонений, ранние христиане считали это время благодарной данностью. К тому же советский период – это не только репрессии, не только уничтожение церквей, это еще и великий народный труд, народный подвиг, и Великая Отечественная война. Россия в обличии Советского Союза спасла мир от нацизма, «и нашей кровью искупила Европы вольность, честь и мир».
Антисоветизм а-ля Пивоваров, а-ля Сахаров, а-ля Солженицын не приемлем, потому что он, в конечном счете, приведет к фашизму. И не случайно А.Солженицын под конец жизни занялся восхвалением предателя Власова.
Не смотря на все мерзости, мы не пережили всего того, что пережил Запад в 20 веке, в 1968 году. Я считаю, что 1968 год по своим последствиям гораздо страшнее 1939-1945 гг. Это была такая война, которая убила миллиарды людей, и, Слава Богу, за социалистическим железным занавесом мы хотя бы отчасти от этого сохранились»
.


Идея христианского социализма

Что касается идей так называемого «христианского социализма», то Владимир Василик адресовал всех к статьям своего коллеги Николая Сомина. Со многим из того, что он пишет, о. Владимир согласен. Это и неприятия стяжательства, призыв к братству и к единству, а значит и к братскому и справедливому распределению материальных благ.

Не смотря на наличие в России множество иных конфессий, «христианский социализм» не является достаточно шаткой конструкцией. Иные конфессии на территории России прекрасно понимают, что они могут спокойно существовать и развиваться только в лоне православной оболочки, имея под боком здоровое, развивающееся христианство. Все понимают, что русский ислам будет тут же поглощен ваххабитами, как только ослабнет православный щит над Россией.

Ислам, христианство и светских людей объединяют гуманистические ценности. Если мы возьмем мусульманский социализм в Сирии при БААС, то мы увидим, что контуры такого социализма достаточно близки к «христианскому социализму». Можно найти с ними общую почву на религиозной монотеистической основе, на нравственных ценностях авраамических религий. Речь идет о чисто социальном устройстве, о тех идеях, которые лежат в основе социального устройства мусульман и христиан. Уместно вспомнить слова одного из российских муфтиев: «нам нужна сильная Россия, нам нужна справедливая Россия, Православная Россия». Все понимают, что если из России устроить ваххабитский заповедник, то рано или поздно на его месте будет пустыня. Нормальный российский ислам может существовать только в православной оболочке, которая как раз и подразумевает эту «цветущую сложность». Все это было в Российской империи, и все это ощущалось и в Советском Союзе. Очевидно также, что сейчас эту «цветущую сложность» псевдокультура постмодерна и культура глобализма стремится истребить.

Основа для диалога

Прежде всего, основой для диалога между верующими и светскими людьми, между православными и коммунистами должен быть образ Божий во всяком человеке. Это такие базовые вещи как совесть, нравственность, честь, вера, милость и любовь, то, что является общим для людей всей планеты. И убежденность в том, что есть нечто Высшее, и все мы призваны к Вечности.

Диалог может утверждаться на идеях, которые нашли свое выражение в великой и могучей русской культуре, на том же Пушкине, Гоголе и Достоевском, на великой русской истории, на общей судьбе наших народов, на необходимости сохранить наш русский дом. Все, что противостоит извращенчеству постмодернизма.

Во-первых, коммунистам следует признать то несправедливое отношение к церкви, которое было в советскую эпоху, и донести это признание до слушателя.

Во-вторых, следует признать ошибочность атеистической парадигмы для социального строительства. Советский Союз строился на религиозной инерции прошлого, развивался во многом на христианских ценностях, пусть официально отказавшись от веры в Бога. Когда же этот огонь иссяк, к рулю стали рваться циники, абсолютно безрелигиозные и безнравственные, тогда страна и посыпалась.

В-третьих, акцентировать внимание на том, что у нас общая нравственность.

В-четвертых, многих отпугивает революционный пафос классового разделения и вражды. В данном случае следовало бы обозначать своих героев. Настоящие герои - герои индустриализации и герои Великой Отечественной войны и послевоенного восстановления, а не «комиссары в пыльных шлемах». Иными словами, акцентировать пафос национального и государственного строительства.

В-пятых, следует говорить о Вселенском служении России и русского народа. Социализм, пусть и в своей форме, но нес и свободу и блага культуры всем народам мира. Об этом хорошо написано у Мандельштама:

Да, я лежу в земле, губами шевеля,
Но то, что я скажу, заучит каждый школьник:
На красной площади всего круглей земля,
И скат ее твердеет добровольный,
На красной площади земля всего круглей,
И скат ее нечаянно-раздольный,
Откидываясь вниз — до рисовых полей,
Покуда на земле последний жив невольник.


Отчего Россия во времена перестройки отказалась. Тогда мы сказали, что не хотим содержать свои восточные окраины, и стали кормить ненасытный Запад, провоцируя в нем еще больший разврат.
Нам есть, что предложить миру.

Всем известную формулу «Православие, самодержавие, народность» можно перефразировать как «Православие, православный социализм с сильным, с достаточно авторитарным руководителям во главе, и народность». Народность предполагает то многообразие, ту красоту русской культуры в ее классическом, аристократическом варианте. Это то, что мы можем предложить не только России, но и всему миру.
Исконно русский проект - это любовь, взаимопомощь, коллективизм, любовь к отчищенной красоте. Пример такой красоты - творчество Пушкина. По выражению Н.Гоголя, «в нем русская природа, русская душа, русской язык, русской характер отразились в такой же чистоте, в такой очищенной красоте, в какой отражается ландшафт на выпуклой поверхности оптического стекла». Мы можем дать миру представление о то красоте, которая рождает мир в душе. То, что выражено в призыве Серафима Саровского: «чадо мое, держи мир в душе и тысячи вокруг тебя спасутся». Это целомудрие как свойство русской нравственности, русское нестяжательство, русское трудолюбие.


Tags: РПЦ, СССР, история, коммунизм, православие, социализм, христианство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments